Бронвейн Ксандра
Все должны быть немного сумасшедшими иначе жизнь будет скучной
Название: Письма жизни
Автор: Бронвейн Ксандра
Бета: Roxana Elena Jane
Фэндом: ориджиналы
Работа по заявке
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Драма, Омегаверс
Размер: Миди
Статус: В процессе
Саммари: Их разделяло множество километров, но влюбленные смогли найти друг друга. Они любили, жили, радовались...
Они должны были расстаться, чтобы потом вновь соединиться в сладких объятиях любви. Но одна ошибка смела все, что было между двумя влюбленными. Сердце одного дрогнуло и разбилось, а другой понял что потерял...
Ошибка стоившая очень дорого.

Я был так долго далеко,
В дороге по тебе скучал я,
Ты отведи мои печали
И прикоснись ко мне щекой.
Я прилетел... часов на сто.



Тёма распрощался с водителем и застыл на обочине дороги. Он с замиранием сердца смотрел на открывшийся вид и думал, что, возможно, совершил глупость, приехав сюда? Но сейчас было уже слишком поздно.

Омега чувствовал себя идиотом, потому что поверил в ложь, сотканную своим влюблённым разумом. Да он просто несчастный кретин, который принял пустое приглашение за правду. Дьявол!

Как же он мог обмануться словами альфы?

Стоило попытаться и сделать тот самый шаг, который подведёт к заветной двери. Тёма нажал на звонок, с замиранием сердца ожидая ответа. Дыхание спёрло, а руки нервно сжимались в кулаки. Тихий стук, и Тёма увидел мужчину своих грез. Того, кто взбудоражил его жизнь, отправив высоко в небо, а потом разрушил, покинув омегу.

Сонный мужчина стоял в одних штанах с всклокоченными волосами и в изумлении смотрел на гостя. Таким он был, когда Тёма смотрел на спящего Димку. Омега внимательно смотрел на свою мечту, которая ещё вчера казалась недостижимой, а теперь не мог поверить, что стоит на пороге дома Дмитрия. Стоит и ждёт...

Дмитрий был в полном ошеломлении и не мог поверить своим глазам. Он с трудом понимал происходящее. Может, это просто сон? Если это чертов сон, он должен воспользоваться моментом и удовлетворить своё желание по Тёмке. Он должен снова почувствовать его под своим телом и услышать, как его имя срывается с уст омеги.

Тёма опешил, когда Дмитрий втянул его в комнату и, закрыв дверь, буквально накинулся на омегу. Тёма понял, что альфа явно не ожидал его увидеть, но пока не мог сказать и слова, потому что Дмитрий решил не терять времени даром. Он вылизывал рот омеги и ловил каждый стон. Делал все в точности, как написал в последнем послании. Это было горячо и безумно, но он тоже не мог остановиться и отвечал с ярким пылом.

Как и было написано в письме, Дмитрий прижал к стене омегу и с жадностью ловил каждый стон. В один миг вся одежда была разорвана и откинута в сторону, как ненужный хлам. Тяжёлое дыхание, хриплые стоны, горячие тела. Они не знали, как насытиться друг другом. Не знали, как остановиться...

- Прошу Димка. Не мучай меня, – тихо попросил Тёма. Омега выгибался в руках своего любовника, как будто не мог остановиться и немного притормозить.

Хотя зачем? Это было просто выше его стремления оказаться в руках альфы, который так долго отсутствовал в его жизни.

Дмитрий хрипло засмеялся и, опустившись на колени, лизнул живот. Его руки блуждали по телу омеги, пока рот жадно ласкал бёдра. Легкое прикосновение, ветерок обласкал напряжённый член Тёмы, сорвав с его губ тихий стон.

- Дима...

- Ты уже горишь? – хрипло, горячо и влажно.

Рука прикоснулась к влажной головке в лёгком прикосновении. Губы Дмитрия блуждали по телу Тёмки, зубы оскалились и прикусили попку, вырвав громкий крик. Дмитрий резко дернул Тёму и заглушил отчаянные звуки своим поцелуем.

Они наслаждались ласками, и пили друг друга, как будто это было в последний раз. Так же они прощались, когда Дима уезжал. Целая ночь только для них двоих.

Альфа взмахнул рукой и шлёпнул друга по заднице. Тихий вскрик, и в следующее мгновение он проник в податливое тело. Омега выгнулся и закричал в блаженстве.

- Какой же ты тугой, – тихо прохрипел Дмитрий, отчаянно пытавшийся проникнуть глубже. – Черт возьми!

Их тела идеально подходили друг другу. Они двигались вместе. Очередной толчок альфы Тёма воспринимал как приз. Сладкий подарок, на который откликался, выгибаясь и выкрикивая имя своего Димки.

Альфа проникал всё глубже. Толчки его члена стали твёрже и мощнее. Тёмка готов был свихнуться от напряжения. Дмитрий вышел, оставив внутри только кончик головки, и тут же ворвался. Громкий вопль, агония. Их тела пульсировали в долгожданном оргазме.

Дмитрий подхватил обмякшее тело своего Тёмки и перенес их на диван. Комната наполнилась учащенным дыханием. Их тела всё ещё были прижаты друг к другу. Потные, обессиленные, но счастливые, они лежали и наслаждались этими прикосновениями. Когда ничего не мешало чувствовать другого. Пульс дыхания, ритм сердца, частоту вздохов. Так красиво и желанно. Они знали, что, возможно, прощаются навсегда, но теперь как будто смогли объединить два нуждающихся сердца в одно.

- Ожидание встречи стоило очень дорого, – тихо прошептал Тёма. – Хоть немного утолил свой голод.

- Что?

Омега отстранился и посмотрел на своего друга.

- Этот голод был очень сильным, и ожидание когда ты сможешь довести мое тело до оргазма, было мучительным.

Дмитрий выглядел изумлённым. Он не ожидал, что Тёма будет хранить ему верность. Столько времени и ни одного любовника?

- Серьёзно?

Тёма погладил альфу по лицу и, склонившись, поцеловал в губы. Их тела были потными и влажными, но теперь насытившимися.

- А ты не ожидал меня увидеть?

- Я мечтал об этом, но твой приезд оказался настоящим сюрпризом, – Дмитрий прикусил нижнюю губу Тёмки и похотливо оскалился. – Самый лучший подарок в моей жизни. Спасибо тебе за это.

Довольные любовники перебрались в комнату и заняли большую кровать. Они говорили обо всем и ни о чем. Делились мыслями и чувствами, поражаясь тому, что так долго смогли быть вдали друг от друга. Как будто и не было этого года в разлуке. Их мысли были схожи, а слова дополняли друг друга. Тёма очень много смеялся, потому что чувствовал, как его сердце трепещет от одного только взгляда альфы. Он верил, что Димка - это его потерянная половинка сердца. Та, что долгое время блуждала по свету и смогла найти пристанище только в нем.

Тёма подозревал, что Дмитрий намного больше для него, чем просто любовник и хороший друг. Этот альфа был его любовью. Он знал, что ни с кем его сердце не будет таким счастливым, как с Димой. И теперь, когда Тёма приехал, он окончательно понял, что Дмитрий Бишоп - это всё, что он искал. Всё, чего хочет его душа – есть в этом мужчине.

- Ты написал мне, что ждёшь, и я надеялся, что это правда, – тихо прошептал Тёма. – Все эти бесконечные письма и разговоры сводили с ума.

- Так же, как и ты сводишь меня с ума...

- Но ты был приятно удивлён?

Дмитрий усмехнулся, показав белоснежные зубы, и подмял под себя тело омеги. Оно было таким мягким и податливым, что сил отстраниться просто не было. Хотелось снова и снова пробовать медовый вкус этой бархатной кожи. Член стал наливаться силой, чтобы вновь удовлетворить потребности друга. Дмитрий даже представить не мог, что всё это время его омега был без пары. Никаких любовников. Никаких прикосновений и секса. Похоже, альфа единственный, кто не смог удержать член в штанах. Но за такое время всё могло случиться, и Дмитрий уж точно не думал, что Тёма вновь будет с ним. Просто свалится, как снег на голову.

Альфа был голодным по теплой плоти, потому не отказывал себе в удовлетворении потребностей, но он чувствовал, что с Тёмкой все было иначе. Более глубже и чувственнее.

- Останься со мной, – прошептал Дима. – Просто подумай об этом, а пока подари мне еще немного своего тела...

*****


Дмитрий стонал, чувствуя, как омега обхватил его плоть губами. Тепло его рта было желанным подарком. Влажный язык чертил линии по венкам набухшего в желании члена. Прикосновения языка были жаркими и заставляли тело альфы содрогнуться в оргазме.

Открыв глаза, Дмитрий понял, что натворил, и внимательно посмотрел на Тёмку, который не скрывал восхищения своим партнером. Омега поглаживал его живот и пощипывал зубами бедро. Дмитрий не мог больше медлить и, приподняв Тёму, увидел глаза, затуманенные желанием. Тёма довольно облизал губы без тени отвращения. Он сделал это нагло и даже причмокнул с довольным вздохом. Дмитрий ласкал красивое тело своего любовника, но не мог отогнать мысли достаточно далеко, чтобы полностью погрузиться в их страсть.

Слова и действия Тёмки кружились в голове альфы, выхватывая отдельные фрагменты, но всё было не то. Дима посмотрел в глаза омеги, и тут его озарила вспышка понимания. Он был словно пьян, когда вспомнил громкий крик Тёмки. Он кричал «любимый»! Дмитрий понял в этот момент, что всегда хотел услышать эти слова. Правду, что таилась в них. Альфа замер, пораженный этими мыслями.

Страх и ожидание...

Тема: Смотрю в окно и думаю о твоих словах...
От: Самоуверенного альфы.

«Сегодня ночью ты признался мне в любви? Или это было моё воображение? Я ведь так давно хотел услышать это признание. И я уверен, что точно расслышал, как ты сказал, что любишь меня.

Смотрю в окно, хотя нужно работать, но не могу. Все мысли только о твоих словах, которые не позволяют взяться за работу. Даже на расстоянии ты не выходишь из моих мыслей. Завладел всем моим телом и не позволяешь отвлечься.

Смотрю на часы с замиранием, в надежде увидеть конец рабочего дня и вернуться домой, где ты встретишь меня. Легкий поцелуй всего лишь приветствие, которое превратится в глубокий страстный поцелуй. Влажный и имеющий кучу последствий.

Думай обо мне, Тёма
».

Омега усмехнулся, прочитав сообщение Дмитрия. Их взаимные письма стали уже привычным способом общения.

- Снова твой милый? – спросил Кирилл, увидев, как на лице Тёмы расплылась довольная улыбка.

- Хочет, чтобы я думал о нем, – Кирилл фыркнул, потому что знал, что омега только этим и занят всё время.

Разговоры, мысли - всё было сосредоточенно вокруг Дмитрия. Как будто этот альфа был его центром вселенной. Кирилл немного завидовал, он тоже хотел любить и быть любимым. Так сильно и страстно, что кроме Дмитрия Тёма не видел никого.

- Как будто ты можешь делать что-то другое.

Тёма усмехнулся и стал печатать ответ.

Тема: Ты все такой же самоуверенный альфа...
От: Твой омега

«Ты уверен в том, что было вчера вечером? По-моему, мы выпили слишком много, чтобы можно было с точностью вспомнить всё сказанное. Тем более ты шантажировал меня. Это была нечестная игра.

Я тоже пытаюсь работать, но ты постоянно отвлекаешь меня, и всё, что я успеваю сделать, тут же пропадает, потому что я просто сбиваюсь.

Представь меня рядом. Моя рука в твоей. Я поглаживаю большим пальцем венку на твоем запястье, знаю, как тебе это нравиться. Чувствую, как твой пульс ускоряется, а голос дрожит. Сегодня, когда ты вернёшься, я обязательно превращу наш маленький поцелуй в большой пожар, который уничтожит всё вокруг нас. Сожжет дотла, но мы сможем возродиться.

Я думаю о тебе, Дима. Думаю, что ты должен прекратить выдумывать того, чего не было. Улыбаюсь, отправляя тебя это послание
».

- Теперь он даст тебе поработать? – спросил Кирилл.

Тёма только пожал плечами не в силах убрать улыбку со своего лица. Вот за такие короткие строчки сахарных писем он обожал Дмитрия. Это было красиво и так романтично, что у Тёмки голова шла кругом.

Их совместные вечера были наполнены предвкушением и горячими ласками. Они любили властвовать и ласкать друг друга. Тёма получал огромные букеты от альфы и улыбался. Эти письма были самыми важными моментами каждого дня омеги. Они даже гуляли в дождь, промокнув до нитки. Целовались под уличным фонарем, позволяя каплям дождя ласкать их тела.

Тёма просыпался, лёжа на руке Димы, который нежно прижимал его к себе. Просыпаясь, альфа дарил утренний поцелуй и жаркие объятия. Это было идеальное пробуждение.

Небольшие ссоры они заглушали страстными криками любви, когда в ночи горели их похотливые взгляды. Тёма и правда признался альфе в любви, но теперь не был уверен, что стоило это делать. Дмитрий может быть не готов к таким чувствам. Омега почувствовал, как его любимый застыл от такого признания, что напугало его. Может, ещё слишком рано?

Дмитрий ничего не ответил, только рыкнул и, подмяв под себя тело омеги, вновь овладел им. Никаких слов, только поцелуи и стоны.

Тёма хотел, чтобы Дмитрий восхищался не только их взаимной страстью и безудержными ласками. Омега мечтал завоевать любовь Димы. Тёма не знал, что к нему испытывает альфа. Он мог только догадываться по случайным взглядам и прикосновениям.

Он хотел любви, чтобы быть уверенным в Димке. Чтобы он никогда не смог отступить и уйти.

Их любовь будет прекрасной и красивой. Взаимная любовь никогда не бывает уродливой.

Цветы, жаркие ночи в объятиях любимого, и чувственные письма на протяжении дня. Тёма улыбнулся, поняв, что никогда не был так счастлив, как сейчас. Дмитрий подарил ему надежды и мечты. Тёма хотел семью, детей и любви альфы, но к этому они ещё не подошли. Зато Дима смог подарить омеге то, чего у него не было раньше – будущее. Любовь, надежду и будущее.

Слова - самый сильный наркотик, используемый человечеством.
Редьярд Киплинг



Голова гудела, а живот выворачивало наизнанку от тошноты. Тёма сидел в туалете в обнимку с унитазом и не мог сосредоточиться. Мысли бегали одна за другой, а в глазах всё двоилось от рвоты, которая не проходила. Омега уже не первый раз встречал утро подобным образом и теперь задумался...

- Хреново? – услышал омега тихий голос Кирилла. – Скажи мне: ты давно так бегаешь?

Пытаясь ответить, Тёма почувствовал очередную волну тошноты и с тихим стоном склонился, выворачивая скудное содержимое своего желудка. На глазах навернулись слезы.

- Тёма? – снова позвал Кирилл, когда услышал тихое шуршание.

Сейчас омега хотя бы перестал ворчать.

- Это длиться уже около недели. Может больше. Не знаю, я не считал.

Из-за дверей кабинки послышался тихий смешок, когда Тёма снова согнулся пополам, чувствуя, как на него накатывает новая волна тошноты. Кирилл подал ему через дверь холодное полотенце, смоченное водой, и Тёма с благодарностью приложил прохладную тряпицу ко лбу.

- Ты на таблетках?

- Нет.

- Вы предохраняетесь?

- Нет, – Тёма застыл на мгновение и недоверчиво покачал головой.

- Да, – довольно протянул Кирилл. – Ты не думал о том, почему тебя поласкает уже неделю?

- Что, отравление?

- Беременность.

Тёма замер услышав эти слова. Он не мог поверить, что это правда, но как только мысль о том, что Дмитрий подарил ему маленькое чудо, поселилась в голове, омега почувствовал волнение. Счастье от такого подарка.

Открыв дверь он, увидел на лице Кирилла довольную усмешку и почувствовал, как его сердце переполняется от счастья. Да. Это было точное описание его состояния.

- Но как? Когда?

- Мне провести курс биологии и рассказать, как происходит зачатие? – съязвил друг. – Что касается второго вопроса, то тебе следует записаться к врачу. Он сможет поставить точную дату.

Тёма слышал слова друга, но не мог оторвать взгляда от зеркала. Светло-карие глаза сейчас отливали зелёным, и казалось, что ничего не изменилось, но Тёмка видел всё по-другому. Как будто уже не был собой. Он видел себя счастливым, с растущим животом. Чувствовал жизнь внутри себя. Это то, что они сотворили с Дмитрием. С тем, кому Тёма отдал своё сердце и душу. С тем, кто разделял его чувства. Сын, рожденный любовью...

- Похоже, ты даже не думал об этом? – усмехаясь, спросил Кирилл. – У меня есть знакомый, у которого ты сможешь пройти обследование. Но я готов поставить сотку, что ты в положении. Если бы это было отравление, ты бы валялся дома больной и развалившийся на части от тошноты, а это совсем другое.

- Просто нереально и так...

Тёма не смог закончить, потому что буквально задыхался от осознания происходящего. Ребенок. Его ребенок. Малыш Дмитрия, который будет венцом их отношений. Их любви.

- Запишу тебя на завтра? Договорились?

Тёма смог только кивнуть, пребывая в легком шоке.

Кирилл засмеялся и, подтолкнув всё ещё ошеломленного друга к выходу, приказал ему расслабиться и взяться за работу. Какой там! Как будто омега мог оторвать свои мысли от того, что теперь уже было его целью. Как будто именно этого он ждал всю свою жизнь.

*****


Тема: Вино, сыр и теплый плед на голых телах...
От: Самоуверенного альфы

«Купил то вино, что ты так давно искал и подумал, что ты должен выбрать сыр и тёплый плед, который будет согревать наши голые тела. Хочу, чтобы мы смотрели старые фильмы с Одри Хепбёрн, которые так любишь. Ты будешь улыбаться, а я подливать вино в опустевший бокал, пока твоё тело не расслабиться. Ты разомлеешь и будешь готов выполнить все мои требования, коих у меня накопилось великое множество.

Я буду слушать тихие шутки, пока ты будешь ублажать меня своим грешным язычком. В твоих глазах будет сверкать безумие похоти, которой я тебя заражу. Словно моё тело вирус, а ты моё лекарство. Сладкая пилюля...

Найди сыр и приготовься быть моим на эту ночь.
Твой Дима
».

Тёма улыбнулся от этих указаний и подумал, что провести вечер с бутылкой вина за просмотром хорошего фильма неплохая идея. Омега выберет достойный кусочек сыра, чтобы накормить свою половинку. Тем более, сейчас, когда он знал о том, что, возможно, носит кусочек их взаимной страсти. Их разделённой любви.

- Ты снова мечтаешь, Тёма? – поддразнил Кирилл. – Думаешь, как рассказать об этом Димке?

- Думаю, что для начала нужно всё проверить. Не хочу ложных надежд.

Друг фыркнул.

- Ты сам в это не веришь. Ты уже уверен, что в положении. И не сможешь принять другой ответ.

- Хочу, чтобы это была правда.

- Уверен, что хочешь этого? Ребёнка? – Кирилл поморщился, вызвав у Тёмы усмешку. – Неужели вы готовы к такому событию? Обсуждали что-то подобное?

- Может быть.

«Вообще-то нет, – подумал Тёма. – Но никогда не поздно начать разговор о маленьких сорванцах, которые будут скрашивать нашу жизнь».

Тема: Хочу превратиться в волшебника и ускорить время...
От: Твой омега

«Приготовься, любимый, потому что сегодня я в ударе. В сердце кипит кровь, а руки горят от желания прикоснуться к твоей гладкой коже. Поверь, я смогу приласкать тебя так, что ты не сможешь стоять.

Молись о том, чтобы ты выжил этой ночью...
Твой Тёмка
».

С довольной улыбкой омега отправил сообщение своему Димке и в предвкушении потер руки. Ожидание натягивало нервы до предела, но Тёма знал, какой дикой будет их встреча.

*****


Эта огромная очередь сводила с ума. Тёма уже около часа сидел в бесконечной очереди и думал, что ещё минута, и он просто убежит отсюда. В ожидании, когда его пригласят в кабинет, омега нервно теребил край футболки, превратив его в помятый комок ткани. А что ещё оставалось делать? Время тянулось мучительно долго.

- Теир Ванкович? – казалось, целую вечность спустя, прозвучал голос медсестры.

Тёма вскочил и быстрым шагом направился в кабинет. Сердце отчаянно прыгало в груди, а мысли носились, словно заражённые чумой. Тёма не знал, что делать, что думать, как вести себя?

- Обследование на беременность, – сказала медсестра и, вручив карточку доктору, скрылась за дверью.

- Пожалуйста, присядьте и немного успокойтесь.

- Что?

- Вы дрожите, а это не лучший способ заботиться о себе. Вы должны выдохнуть и немного успокоиться.

Омега улыбнулся такой проницательности. Он присел на кушетку и стал делать медленные вдохи. Пульс замедлился, а сердце перестало вырываться из груди.

- Так гораздо лучше, – одобрительно сказал доктор. – Вы готовы?

Тёма кивнул и, следуя инструкциям доктора, сдал все анализы. Омега думал о голубых глазах своего альфы и улыбался, пока медсестра колдовала над его телом. Тёма представлял, как будет шокирован Димка этой новостью и как страстно они смогут отметить их радость.

Спустя почти час док с довольной улыбкой подтвердил, что Тёма в положении. От счастья омега не мог вымолвить ни слова. Он просто глупо улыбался, сжимая в руке листок с письменным подтверждением его интересного положения. Это была его сказка, которой хотелось поделиться с любимым.

Тёма, всё ещё в блаженном неверии, добрался до дома, с замиранием сердца ожидая счастливой встречи с Димкой. Его любимый альфа и их маленькое чудо. Ребёночек с маленькими ладошками и голубыми добрыми глазами как у папы. Этот образ очень плотно обосновался в голове у Тёмы.

Окрыленный ожиданием встречи, омега пролетел по коридору никого не замечая. Повернувшись, счастливо прокричал:

- Сюрприз!

Дмитрий резко обернулся и увидел в глазах омеги непонимание, панику, боль...

- Что? – тихо прошептал Тёма, увидев своего любимого в объятиях другого. – Что ты наделал?

Дмитрий был с другим. Симпатичный мальчик, который с отчаянием смотрел то на омегу, то на Дмитрия. Он не знал, что делать, и пытался прикрыть голое тело простыней.

Всё рухнуло. Крылья отрезали, и Тёма упал вниз с самого неба. Его тело превратилось в сгусток боли, когда реальность ворвалась в затуманенный разум.

Вы не боитесь темноты – вы боитесь того что в ней.
Вы не боитесь высоты – вы боитесь упасть.
Вы не боитесь людей вокруг вас – вы боитесь быть отвергнутыми.
Вы не боитесь любви – вы боитесь, что вас не полюбят в ответ.
Вы не боитесь попробовать ещё раз – вы просто боитесь,
что вам опять будет больно по той же причине.



Что-то екнуло в груди Тёмы. Любовь умерла от предательства.

Омега был безвольной, разбитой вазой. Еще недавно крепкое сердце, которое билось удвоенно только от мысли, что Дмитрий - его любовь, теперь замедлилось, останавливаясь. Хрупкая ваза, которую Дмитрий разбил, бросив в стену. Теперь омега был этими осколками стекла, а в кровь влили яд, который медленно пробирался к сердцу, отравляя душу. Хотелось забыть всё это и не видеть перед глазами бездушного ублюдка, предавшего любовь!

Руки дрожали, а грудь ныла, как будто Тёму казнили. Поставили перед кирпичной стеной и расстреляли. В сердце. Снова и снова. Миллионы раз, попадая в одну и ту же часть тела. Дмитрий показал омеге другой мир, разукрашенный яркими красками. Подарил надежду и счастье, которое каждый день грело сердце.

- Ты смотрел мне в глаза, но верность не хранил. Ты засыпал под стук моего сердца и предавал, – тихо, словно в дурмане выдохнул Тёма.

«Пусть не будет так больно. Боже, ну почему так больно?»

Тело стало холодным, как лёд, больше не в силах видеть эту картину падения любви. Повернувшись, Тёма вышел, и тут же по дому разнесся отчаянный вопль. Боль, агония, гнев, отчаяние… можно было бы продолжать этот список бесконечно. Для всех чувств, что смешались в груди и разрывали, словно бомба замедленного действия, не было места. Как будто Дмитрий был таймером и теперь каждый раз, когда Тёма вспоминал его улыбки, счастливые моменты, всё это перекрывала вспышка боли. Стоны альфы в руках другого.

Теплые объятия Дмитрия, вспышка, и этот образ перекрывает довольная улыбка альфы, когда он трахает другого.

Все тело как будто ломали на части. Тёма приложил руку к сердцу и подумал, что, возможно, оно и правда кровоточит? Омега был готов увидеть на пальцах кровь, так невыносимо было. Дмитрий вживую вонзил в Тёму нож. Без возможности отступить. Без анестезии. Без реанимации…

Тёма утопал в его ласке и понимал, что всё было ложью. Он был во всём виноват. Он растоптал душу и прикончил, проворачивая этот ебанный нож! Любовь была для него игрой. Дмитрий лгал, а Тема хотел только отдавать всего себя. Дмитрий не понимал, что эти чувства – не игра.

- Это расплата? За что? Почему ты меня так наказываешь? Почему? – отчаянный крик Тёмы.

- Прости…

- Ты предал не только меня, ты предал нашу любовь. Наши сердца и души, которые стали одной. Просто разорвал. Ты - сука!

Омега прислонился к стене и медленно сполз вниз. Разбитый и никому не нужный. Теперь он был в прошлом, потому что любовь предала его. Выкинула на помойку все чувства. Наверное, сейчас лучше бы злиться, но в мыслях был только туман.

- Говорил что мы родственные души, и что теперь? Ты помнишь это? Если бы ты только знал, как многое мне нужно сказать,… но теперь какое это имеет значение?

- Прости, – тихое и умоляющее.

- Сукин сын! – закричал Тёма. – Прости? Серьезно? Думаешь, этого хватит, чтобы я снова был с тобой? Я не вернусь к тебе, чертов ублюдок! Как ты мог?

Тишина. Все что Тёма получил в ответ – тишина.

«Как можно предать любовь? Как можно предать любящее сердце, которое бьется ожиданием встречи? Как можно простить?»

Тёма был пьян от чувств, что смешались внутри, что разрывали все тело.

«Зачем он сказал, что любит? Зачем обещал жизнь?»

Дмитрий прикоснулся к Теме, но тот отстранился.

- Не трогай! Не смей, блять, трогать меня! Ты убил всё! Понимаешь? – глаза в глаза и сердце забилось, обливаясь кровью. – Почему ты вообще сделал это? Что ты хотел доказать и кому? Тебе меня было мало? Что, я трахался недостаточно хорошо, что ты захотел другого?

По лицу Дмитрия пробежала тень боли, но Тёме было глубоко плевать. Это его предали и забрали всё, о чём он мечтал. Все мысли и планы, которые уже вертелись в голове, просто превратились в грязь.

- Я не хотел сделать тебе больно, Тёма.

- Но ты сделал! – закричал омега.

Он размахнулся и ударил альфу в грудь, но гнева всё ещё не было, только горе о потерянном.

Отчаянный вопль в душе.

- И не смей смотреть так, как будто ты сожалеешь о содеянном. Ты просто трус! Как ты мог поступить так со мной? Как ты мог отдать своё тело другому? То, что должно принадлежать мне, ты подарил какому-то ебанному засранцу! Все твои слова было ложью, как и наши письма! Ненавижу тебя. Ненавижу то, что ты сделал!

- Ты не можешь…

- Даже не смей говорить этого! – закричал Тёма. – Я могу всё, потому что ты предал. Ты предал меня! И теперь ты уже не имеешь права решать что-то, не имеешь права на меня. Больше никогда, Дмитрий Бишоп. Никогда не позволю тебе прикасаться ко мне. Не поверю в твои слова, потому что грязь, которую ты говоришь, превращается в боль!

Тёма чувствовал всё своё тело как никогда раньше. Он знал, что в глазах пылает миллионы осколков агонии, которая проносится сквозь его тело, поражая каждую клеточку ужасной болью потери. В глазах стояли слезы, которые он готов был пролить, но не позволял себе. Хоть что-то он ещё мог контролировать. Тело дрожало, а руки сжимались в кулаки. То, что творилось в душе, было поистине безумно. Как будто Потрошитель залез в него и достал его душу, чтобы искромсать на множество кусков кровоточащей плоти.

В голове проносились воспоминания их первой встречи.

«Веселый смех, глаза с огоньком, безумства, робкие сначала улыбки к ночи превращались в дерзкие намеки. Слова, которые заставляли сердце биться быстрее…

- Знаешь что, ты светишься? – говоришь ты, когда время наших гляделок переходит в фазу разговоров.

Такой высокий и красивый ты стоишь возле меня и манишь этими голубыми глазами. Такой весь в коже и с бородкой – настоящий брутал. Русые волосы коротко подстрижены, а губы постоянно изгибаются в улыбке. Обещание наслаждения, которое излучает твое тело, обволакивает своей силой и мощью сильного альфы.

Как будто ты карамель, а я завернусь в тебя и буду пищать от восторга, когда все обещания будут выполнены.

- Знаю что ты - наглый самоуверенный альфа, – выдыхаю я.

Твои губы изгибаются в новой улыбке, и без спроса ты садишься рядом. Твоя рука скользит по моей, пронзая искрами твоего заразительного стремления произвести впечатление.

- Мне нравиться твой голос. Он завораживает и может растопить лёд даже самого холодного сердца, – твои глаза светятся предвкушением, а голос становиться низким. – Почему ты отшиваешь всех, кто пытается подойти к тебе?

- А ты, значит, времени даром не терял? Следил за мной, альфа?

Легкий кивок, и снова твои пальцы вскользь касаются моей обнажённой кожи. Эти мимолетные прикосновения заводят ещё больше, потому что они тайные. Как и мы. Два незнакомца, которым нравиться эта таинственность. Никаких обещаний, никаких имён, только прикосновение и намёки на что-то большее.

- Но ты все еще не отшил меня, – говоришь ты и снова даришь мне улыбку, завораживая. – Не боишься, что я смогу заинтересовать тебя достаточно, чтобы ты сдался?

Я чувствую, как на моём лице расплывается ответная улыбка. Глаза сверкают предвкушением так же, как у тебя. Я склоняюсь и, проведя пальцем по твоей руке, тихим обещающим голосом говорю:

- Может быть, мне хочется, чтобы ты заинтересовал меня, альфа?

Ты улыбаешься, приняв мои слова за намек. Дальше все катиться слишком быстро. Ты включаешь обаяние на полную катушку и направляешь его на меня. Хочешь, чтобы меня смыло этим напором самоуверенности, но ты ещё не знаешь, что с самого начала я приметил тебя. Как только вошел то увидел эти голубые глаза и понял, что ты будешь моим. Я отшивал всех кто хотел поболтать со мной привлекая твое внимание и никогда не жалел об этом…»

В конце начинаешь думать о начале. Почему? Почему теперь, когда всё разрушалось, Тёма вспоминал их встречу? Зачем?

- Ты украл у нас жизнь, – тихо сказал Тёма. – И знаешь, сейчас, когда всё рушиться, я вспомнил нашу первую встречу. Твои самоуверенные слова. Наглые подкаты и прикосновения.

Дмитрий прикрыл глаза от слова омеги и кивнул. Его лицо было похоже на агонию печали. Возможно, увидев боль, которую причинил своему Тёмке, Дмитрий понял, что натворил? Но теперь уже поздно. То, что альфа сделал, нельзя забыть. Нельзя исправить.

- Я видел тебя и не мог оторвать глаз, – тихо прошептал Дима. – Смотрел и не мог поверить, что ты хочешь привлечь моё внимание. Ты отшивал мужчин одного за другим, и я с каждой минутой сомневался, что ты остановишься на мне. Не верил в свою удачу, но ты улыбнулся и сказал, что хочешь, чтобы я заинтересовал тебя, – тихий смешок, а в голубых глазах печаль. – Я готов был упасть на колени, чтобы ты не прогонял меня.

Тёма покачал головой, потому что вот она - очередная волна, и его глаза увлажнились. Капелька слезы упала на щёку и медленно спустилась к губам. Солёная, как и его горе. Предательство, рвавшее душу на части, и эти воспоминания. Глупо, но когда всё плохо и так запутанно, хочется помнить только хорошее.

- Прости, любимый, – тихо попросил Дмитрий. Он протянул руку с мучительным взглядом. Ждал и молил о прощении. – Не хочу терять тебя. Прошу, Тёма…

- Каждая минута с тобой была счастьем, но ты убил её лишь на один вечер, позабыв обо мне. Я жил ради тебя, ради нас. Пусть теперь моя душа болит, но я буду сам по себе. Я тебя любил. До сих пор люблю, ведь сердцу не прикажешь, но я прикажу. Запрещу любить и верить твоей лжи.

- Не перечеркивай всё. Эта была ошибка, и я молю, прости меня. Я люблю тебя.

Тёма не выдержал и влепил альфе пощечину. Снова сорвался.

- Не смей говорить, что любишь! – крикнул Тёма. – Ты больше не можешь говорить «люблю» и надеться, что я прощу. Не можешь, потому что предал свою любовь. И как ты вообще можешь делать всё это? Смотреть на меня и говорить такие громкие слова? Ты только что трахал другого и имеешь наглость говорить, что любишь меня? – еще одна звонкая пощечина, но Дмитрий не останавливал этого гнева, он сам ненавидел себя. – Где была твоя любовь, когда ты забыл обо мне, отдав тело другому? Где она была, черт возьми?

Тёма знал, что больше не выдержит этого напряжения. Умоляющих глаз Дмитрия, который всё так же стоял с протянутой рукой и ждал. Чего? Что омега сможет выкинуть всё, что видел, и сделать как прежде? Нет. Так больше продолжаться не может. Тёма никогда не сможет простить обман и предательство. Вероломство Дмитрия было как нож в спину.

Омега не мог больше оставаться здесь. Он уже чувствовал слёзы, готовые вырваться наружу, но показать слабость тому, кто разрушил саму жизнь, было недостойно. Просто Тёма не хотел позволить Дмитрию насладиться еще и слезами. Омега и так показал слишком много своих чувств. Он показал, как ему больно и мерзко.

Обман, любовь, ревность, расставание…

Сын. Мой сын никогда не познает такого предательства. Никогда не получит нож в спину, как это сделал его отец.

Приложив руки к своему ещё плоскому животу, Тёма сквозь туман слёз сделал медленный шаг, потом ещё и ещё, слыша позади бессвязные мольбы Дмитрия. Он сам себе вынес приговор, и Тёма будет палачом. Дмитрий занес меч, когда трахнул другого, а Тёма докончит начатое. Он жаждал мести и не даст альфе помилования.

С каждым шагом слезы лились беспрерывным потоком, а руки крепче сжимали живот, в котором была маленькая жизнь. Его искренняя любовь. Сынишка…

Дмитрий смотрел вслед Тёмке и чувствовал пустоту. Ему было плохо после сотворённого. Голова кружилась, а все внутри терзалось. Он не хотел, чтобы его Тёмке было больно. Он ненавидел себя за это враньё и измену. Дмитрий хотел повернуть время вспять и не делать этого. Это сидело внутри него и безжалостно терзало. Ему стыдно за любовь, которую он предал.

Эти красивые глазки любимого, которые смотрели на него с болью потери. Дмитрий в глубине души знал, что уже не вернет своего омегу. Но он не может сдаться просто так. Он верил, что Тёмка - его любовь, которую он не может потерять.

Омега не мог уйти. Своими поступками Дмитрий сводил себя с ума. Они с Тёмой прошли слишком многое и не могли разорвать всё в один миг.

Обманул, предал, скрыл правду и разрушил всё. Искренность стала ложью, а любовь превратилась в грязь. Это было тяжело, и расставание было слишком больным. Дмитрий хотел заглушить в себе чувство вины, чтобы просто не чувствовать. Возможно, это слишком дерьмово и бездушно, непоправимо. Потерянно навсегда.

*****


Ухаживания, цветы - всё это было не нужно Тёмке. Дмитрий уже не мог быть вдали от своего омеги. Он писал письма, но не приезжал, потому что Тёма просил этого не делать. Но альфа каждый день посылал цветы и письма, и не получал ответа.

Тёма съехал и теперь жил на другом конце города, чтобы никогда не встречаться с Дмитрием. Но каждый день думал о своём разбитом сердце и о том, что все ещё любил. От этого было гораздо больнее.

Их разделяло многое, но как бы сильно Тёма не ненавидел альфу, всё равно любил. Не мог выкинуть своё сердце и растоптать то, что Дмитрий сделал с ним.

«Я просто не мог понять твоих поступков. Не мог простить, как бы стильно ты не умолял…»

Первый месяц пролетел, словно в бреду. Непонятные мысли и горькие слова, что все ещё блуждали в голове омеги, сделали его неадекватным к происходящему. Был переезд и поиски новой работы. Тёма стал словно наркоманом, который постоянно находиться под кайфом. Ничего не видел, ничего не замечал.

Дмитрий продолжал навещать омегу. Первый месяц он держался подальше, но потом наплевал на все правила и каждый день маячил на задворках сознания Тёмы. Дмитрий приходил к нему на работу, сторожил под дверью, провожал до дома, просто следуя рядом. Альфа знал, что все слова бесполезны - он просто был рядом, не требуя ничего взамен.

Тёма не замечал ничего. Время было для него смертью. Он мог только тихо стонать, потому что боль никуда не ушла. Она становилась всё больше, превращаясь в комок огромной опухоли в его сердце. Опухоли, которую омега отчаянно желал вырезать, но не мог.

Руки любимого на теле другого. Их стоны…

Тихий стук в дверь заставил Тёму вздрогнуть. Он знал, что это его погибель, но все равно открыл дверь. Время пришло…

Дмитрий стоял на пороге и печально смотрел на омегу.

- Что тебе нужно? Еще не зажили раны. Почему ты звонишь? Почему продолжаешь приходить? Почему преследуешь меня?

- Я люблю тебя, – тихо сказал Дмитрий.

- Я ненавижу тебя.

- Я люблю тебя, – снова повторяет альфа.

- Это не взаимно, я больше не…

- Не лги, – приказывает Дмитрий. – Молю, скажи, что…

- Что?

- Не знаю. Как это можно исправить?

Тёма молчит. Он закрывает глаза и вновь видит всё, что произошло. Словно это было вчера. Омега просто не мог пережить это. Не мог надеяться и верить.

- Ты причинил мне боль. Ты потерял меня, Дмитрий, – раздался тихий голос Тёмы.

- Накричи на меня. Избей. Я знаю, что ты злишься, так позволь мне забрать твой гнев.

- Лучше забери мои мысли, Дима, – хрипло выдохнул Тёма. – Вырежи их острым лезвием, выжги огнем, только молю, забери эти ужасные картины твоего падения! Нашего совместного разрушения.

- Мое сердце остановиться без тебя. Прости за всё, прошу…

- Не пиши мне больше писем, ты меня мучаешь. Пойми, я больше не твой. Ты сам в этом виноват, только ты. Променял меня на одну ночь траха и растоптал нас. Простить не в моей власти. Не могу… - тихо шепчет Тёма. – Никогда не забуду тебя, понимаю, что ты моя судьба, но измены простить не могу. Мне плохо и грустно просить тебя оставить меня, но это всё, что я могу тебе дать. Большего ты не заслужил, Дмитрий. Не могу простить.

- А я не могу тебя отпустить!

- Теперь ты не имеешь права, Дмитрий! – крикнул Тёма. – Знаешь, как это больно смотреть на тебя и видеть страсть, которую ты подарил другому, как ты растоптал всё, что было в нашей жизни, всё, что было у нас с тобой?

Руки сжались в кулаки, от злости скрипят зубы.

- Ты моя беда. Мы строили мечты, и ты даже не подумал, что своим поступком разрушишь всё это.

«Душа болит, а сердце рвется на части. Что же ты сделал со мной? Как мне теперь пережить это? Как выжить и не сломаться? Не опустеть от твоего предательства?»

- Уходи, – сквозь слезы смотрю вслед, потому что хочется закричать «стой», но не могу простить твою измену. Знаю, что ты просто погубишь меня. – Я не могу тебя любить. Не хочу любить. Оставь меня, прошу.

- Дай нам шанс. Дай мне шанс.

- Слишком поздно. Я больше не верю тебе. Не верю твоим лживым словам. Не хочу, чтобы ты снова растоптал все мои чувства. Ты не заслуживаешь этого.

В душе была огромная дыра. Черная дыра, словно я был в космосе. Такой маленький и ничтожный. Потерянный. Никому ненужный. Разбитый…

Руки прикоснулись к выпуклому животу, и Тёма улыбнулся. Уже почти три месяца его маленькому сыну, который согревал омегу тёмными ночами. Мысль о том, что внутри Тёма носит любовь, свою любовь, которая будет его сердцем, он мог засыпать по ночам, и вставать по утрам, чтобы двигаться дальше.

Тихий стук в дверь вывел Тёму из пробуждения. Омега пошевелился на диване и довольно улыбнулся, увидев своего сына. Антошка тихо посапывал на его руке, укрытый тёплым пледом. Тёма посмотрел на часы, заметив, что сейчас было уже около одиннадцати вечера. Их просмотр мультиков затянулся.

Омега аккуратно встал, чтобы не потревожить сына, и направился к двери. Нежданный гость был настойчив и не желал отступать, продолжая стучать в дверь.

Дмитрий задохнулся, увидев своего омегу. Этот прекрасный мужчина мог быть его жизнью, но теперь…

Они смотрели друг на друга и не знали, что делать. Каждый отмечал перемены в другом, и каждый чувствовал трепет в сердце. Но только омега чувствовал ещё и боль. Снова…

Тёма отвернулся, сжимая ладони, и вздрогнул, услышав громкий голос своего сына. Он звал его. Дмитрий вздрогнул и повернулся на звук этого чистого детского голоса.

- Ты...? – альфа тяжело сглотнул. Прошло уже столько времени, неужели он до сих пор не понял что Тёмка больше не его? Этот детский голос. У него есть сын? – У тебя есть сын? Мне тяжело, вернись ко мне…

«У нас есть сын, Дмитрий».

- Прошу, уйди. Не ломай больше мою жизнь, ты и так сделал достаточно, поэтому прошу, Дима, оставь меня.

- Но ты?

- Прошу, – хрипло выдыхает Тёма. – Оставь меня.

- Все ещё люблю тебя, Тёмка, – тихо шепчет альфа. – Всегда буду любить и ненавидеть себя за то, что причинил так много боли. Моя ошибка, но я все ещё люблю…

Тёма, не в силах вынести этого, закрыл дверь и увидел огромные голубые глазки своего сына. Антошка протирал глазки маленькими кулачками и со счастливой улыбкой смотрел на своего папочку.

«Наша любовь стала уродливой, превратив все чувства в пустоту. Я не чувствовал боль, потому что тело осталось без души. Её забрал безжалостный Дмитрий».

Но сын смог вернуть часть утерянного. Вернуть смысл жизни. И теперь Тёма мог доверять, но делал это очень осторожно. Любовь к Дмитрию всегда будет в его сердце, так же как предательство альфы. Он не смог забыть. Не смог простить. Но всегда будет любить своего альфу.

Дмитрий еще долго смотрел в окна первого этажа, где скрылся Тёма. Альфа видел силуэты омеги и маленького мальчика. Боже, неужели у Тёмы есть сын? Дмитрий был уверен, что он так же прекрасен, как его папа.

Ошибка, которая стоила целой жизни двух влюбленных сердец….

Вернувшись в пустой дом, Дмитрий все еще видел перед глазами маленького мальчика. Точную копию Тёмы. Тишина была оглушающей и такой безумной. Альфа все ещё помнил, как губы омеги обжигали его губы. Помнил ласковое «Димка». Помнил блестящие любовью глаза и смех…

Смех, которого теперь не хватало больше всего.

Перед глазами был белый лист. Рука потянулась к ручке и крепко сжала ее. Последнее письмо.

«Я знаю тебя очень долго, чтобы написать о своих чувствах. Но это бесконечно мало, чтобы насладится тем временем, которое мы провели вместе. Сердце разрывается на части. Оно умеет плакать...

Наша первая встреча. Ты был прекрасен. Я помню твои карие глаза и милую улыбку. Этот мелодичный голос, который зацепил меня. Каждая черточка твоего лица хранится в моей памяти. Изгиб губ, немного вздернутый нос и милые ямочки на щеках. Я люблю тебя, но ты меня ненавидишь. Знаю, что сделал больно, и я бы сделал всё, чтобы забрать эту боль. Поверь, Тёма, я не метил в сердце, просто ошибся...

Хочешь, я буду твоим рабом? Но я и так твой раб. Твой, навечно...

Наши отношения были сладостью. Я вижу тебя в каждом образе. Слышу твой голос в каждом звуке. Наш дом слишком пуст для меня одного. Он слишком мрачен. Я убил всё, превратив любовь в смерть. Точно. Наш дом теперь напоминает смерть...

Мне тебя не хватает, Тёмка. Как бы сильно я не умолял, ты не простишь. Так знай, что все мои поступки будут терзать меня всю жизнь. Бесконечно долгую без тебя.

Не знаю как я жил без тебя. Как буду жить… Моя жизнь без тебя - просто существование. Все образы и мысли запрограммированы только на тебя. Только твои глаза и тёплые объятия. Я люблю тебя, Тёмка. Моя любовь навсегда будет принадлежать тебе. Она пропитана ароматом слёз и горечью потери. Твоей потери. То, о чем я буду жалеть всю жизнь. Пишу, чтобы ты верил, что я не могу без тебя. Скучаю каждой молекулой своего сердца.

Без ума от тебя. Я никогда не был достоин тебя, но всё равно не могу не любить. Для меня ты самый дорогой человек на земле. Во всем мире. Разлука с тобой сделала меня больным. Не хватает твоих прикосновений, твоих поцелуев, твоей любви. Я жду тебя, постоянно надеясь на спасение. Надеясь на прощение. Помилование не приходит, так же, как и ты. Всё потерялось в моём предательстве, но сердце все ещё любит и тоскует. Возвращайся...

Твое имя постоянно выкрикиваю во сне в надежде, что ты меня услышишь. Не получая ответа, я схожу с ума.
Прошу, вернись, я всегда буду ждать тебя. Буду ждать и надеться, что ты сможешь простить и вернуть мне сердце, ведь оно осталось с тобой. Навсегда.

Хочу, чтобы ты забыл обо всем плохом. Не хочу, чтобы ты страдал. Я ненавижу себя за это. Моя душа умерла от боли, которую я причинил, а сердце забрал ты, Тёмка.

Всю жизнь влачить жалкое существование. Никогда больше не смогу прикоснуться к тебе. Не смогу вздохнуть этот пьянящий аромат твоего тела. Никогда не смогу сказать, как сильно люблю тебя. Это моё наказание за предательство. Это моя кара и бездна ада, в котором я буду один. Слишком тяжело быть без тебя, но это всё, что мне осталось. Я не могу тебя разлюбить. Не могу забыть твои глаза, улыбку. Эти мечтательные слова, надежды. Прости, что обманул, моя половинка. Ты всегда будешь со мной, сколько бы лет не прошло, я буду помнить свою ошибку...

Прости за то, что сделал больно. Прости, что не смог быть тем, кто достоин твоей любви. Прости за грубость: я не хотел делать тебе больно. Не хотел терять... Прости за горькую правду, которая принесла так много страданий. Прости за непонимание. Прости...

Прости за мою любовь. Прости, что все разрушил.

Буду молить тебя о прощении, преклоняясь...

Всегда помни, что я тебя люблю. Все ещё твой, Дима
».

Тёма чувствовал дрожь во всем теле. Руки тряслись, а глаза уже стали красными от слёз.

- Папочка? – позвал Антошка. Малыш взобрался к Тёме на колени. Он взял своими маленькими ладошками его лицо и увидел слезы, струящиеся по щекам. – Папочка?

Тёма видел перед глазами Дмитрия и его последнее письмо. Все строчки смешались в голове, снова терзая сердце. Тёма прижал сынишку к груди и вздохнул теплый аромат его тела. Слишком больно. Слишком люблю…

- Почему ты плачешь? – прошептал Антошка.

Омега дрожащей рукой отложил письмо в надежде, что этот сумбур чувств со временем уляжется и станет легче. Тёма ощущал дыхание своей бессмертной любви, которая никогда не угаснет в сердце. Призрачная, как и их жизнь, которая могла бы быть счастливой.

Тяжесть, в голове давила, причиняя боль. Всё, что было - было лучшим. Вопреки всему… омега пережил самые лучшие и самые худшие моменты своей жизни в объятиях Дмитрия. Он мог только догадываться, как сильна была их любовь. Как сильна и как разрушительна.

Последнее письмо. Прощай, моя любовь…

«Ты прочтешь это письмо обязательно и минутку подумаешь обо мне.
Я так бесконечно радуюсь твоему существованию, всему твоему, даже безотносительно к себе, что не хочу верить, что я сам тебе совсем не важен»
Владимир Владимирович Маяковский

@темы: Авторское, Ориджиналы